29.02.2012 |

Законопроект Табачника: доработать нельзя выбросить?

Доработанный под руководством ректора Згуровского законопроект "О высшем образовании" содержит совершенно иной подход к развитию высшего образования, чем это предлагается проектом Кабмина.

25 января премьер-министр Азаров поручил ректору крупнейшего технического вуза страны Михаилу Згуровскому создать рабочую группу по доработке законопроекта о высшем образовании. Сам законопроект в то время уже был внесен в Верховную Раду и зарегистрирован под номером 9655. Сразу за этим было зарегистрировано еще два проекта закона о высшем образовании: Яценюка-Оробец (№ 9655-1) и представителя Президента в парламенте Мирошниченко (№ 9655-2).

Трудно угадать, почему вдруг премьер-министр решил приостановить принятие поданного Кабмином законопроекта. В январе упорно ходили слухи, что проект проталкивать всеми силами. Максим Луцкий оптимистично заявлял, что проект должны вот-вот принять. Однако воз и дальше не двинулся с места.

Рабочая группа под председательством Згуровского работала почти три недели. Учитывая, что к работе могли приобщиться все желающие, дискуссии растягивались и часто длились по 8-10 часов в день.

Едва ли не впервые в свободном пространстве для дискуссий встретились самые разные участники образовательно-политических баталий: представители протестующих студентов, Могилянки, КПИ, частных вузов, представителя Президента в ВР Мирошниченко ... Объединяло эти группы одно - общее понимание того, что высшее образование очень нуждается в изменениях. Все эти группы и раньше пытались повлиять на проект закона о высшем образовании. Именно их давление и остановил скоростное принятие проекта еще год назад.

Ожидаемо, что критиковать проект - еще и такой непутевый - проще, чем разрабатывать новый. Очевидно, у разных групп были свои замечания и интересы. Да и философии высшего образования очень разные. Для протестующих студентов ключевыми были вопросы стипендий, неизменности платы за контракт и вступления только на основе ВНО. Могилянка уже традиционно требовала большей автономии для университетов. КПИ наиболее заинтересован в возможности свободного взаимодействия с бизнесом в вопросе новых разработок.

Что получилось в результате горячих обсуждений в холодных помещениях КПИ (очень наглядный показатель истинного отношения государства не высшего образования) - можно узнать, скачав предложения группы с сайта КПИ. Попытаемся кратко охарактеризовать основные из них.

Автономия

Уже в самом определении понятия автономии рабочая группа пошла значительно дальше, чем предлагалось кабминовским проектом. Так, рабочая группа отметила, что "Автономия высшего учебного заведения обусловливает необходимость такой самоорганизации и саморегуляции, которая бы служила общественной интереса наработки истины относительно вызовов перед государством и обществом, проходила прозрачно, публично, и его деятельность была бы открытой для критики. А государство, будучи заинтересованным в существовании таких центров независимой мысли, должно создавать условия для их существования и развития ". Несмотря декларативность такого определения, оно очень отлично трактует взаимоотношения между государством и университетами и может послужить положительным изменениям в будущем. Такая дефиниция исключает распространенное мнение о том, что "кто платит - тот и заказывает музыку". Зато, рабочая группа отмечает, что ключевым является общественный интерес и независимое мнение. Только на таких основах может развиваться университет.

Конечно, одного определения мало. Поэтому в предложениях также расширенные практические элементы автономии. Так, из ведения профильного министерства убраны такие полномочия, как разработка и утверждение государственной составляющей стандартов высшего образования, разработка Национальной рамки квалификаций. Осуществление научно-методического руководства и контроля соблюдения требований стандартов высшего образования, проведение лицензирования (взамен предлагается, чтобы МОН выдавало лицензии по представлению Государственной аккредитационной комиссии), организация работы Государственной аккредитационной комиссии, утверждении уставов вузов, организация выборов ректоров, организация аттестации преподавателей, иностранными дипломами.

Полномочия по присвоению научных степеней убраны из ведения министерства и передано Высшей аттестационной комиссии (которая в проекте Кабмина отсутствует вообще). Почему представители группы, которые активно отстаивают университетскую автономию, сами предлагают вернуть этого бюрократического монстра? Общая аргументация такова, что, мол, тогда у мелких университетах (и в средних тоже) ежемесячно по доктору наук защищаться.

И казалось бы: в чем проблема, если предположить, что в документе о присвоении степени указываться название университета, в котором защищалась диссертация? Однако в законодательстве предусмотрены определенные гарантии для лиц с учеными степенями: прибавки к зарплате, повышенная пенсия и так далее. А это уже вполне конкретные расходы из государственного бюджета. Учитывая, что для государства доктор математики с КПИ и из мелкого университета в районном центре имеют одинаковый вес, то и получается, что государство вынуждено лимитировать количество владельцев научных степеней. Радикальное предложение об отмене обязательных доплат даже не рассматривалась - за нынешнего финансирования фонда заработной платы даже мелочь в дополнительных 100 гривен для преподавателя представляется серьезным дополнением к зарплате.

В этом контексте новые права (по сравнению с действующим законом) получили только вузы со статусом исследовательского: право самостоятельно создавать разовые специализированные ученые советы по защите диссертаций на соискание ученой степени . Доктора философии при участии не менее пяти человек с соответствующей степенью, двое из которых работают в другом высшем учебном заведении (научном учреждении), и принимать окончательное решение о присуждении ученых степеней и присвоения ученых званий, а также о признании в Украине иностранных документов о высшем образовании и научных степенях.

Нет комментариев.

Отправка комментария